цветы и море.
don't care anymore
Привет, Гость
  Войти…
Регистрация
  Сообщества
Опросы
Тесты
  Фоторедактор
Интересы
Поиск пользователей
  Дуэли
Аватары
Гороскоп
  Кто, Где, Когда
Игры
В онлайне
  Позитивки
Online game О!
  Случайный дневник
BeOn
Ещё…↓вниз
Отключить дизайн


Зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
   

Забыли пароль?


 
yes
Получи свой дневник!

цветы и море. > Изюм (записи, возможно интересные автору дневника)


кратко / подробно
Сегодня — вторник, 18 декабря 2018 г.
Взято: Re: ннн В СССР было збс 05:20:12
­копетан эдгар 18 декабря 2018 г.
маладой человек сигарету патушите ета лев против
СССР
Лев против убивец
Копетан
че
СССР
Когда человек курит,он задумыватся о жизни
Вчера — понедельник, 17 декабря 2018 г.
Взято: \\\ Мармеладная Кошка 09:40:46
­milky deer 17 декабря 2018 г. 16:38:18 написал в своём дневнике ­winter
основа бьюти-блогеров ютуба:
"самое главное - естественность!"
"красота должна быть естественной"
и поэтому
"нам понадобится овердофига тональника, квадратные брови, как можно темнее, хайлайтеры, консилеры, дофига теней, много слоев помады, жирные стрелки на глазах"
Источник: http://kjnin.beon.r­u/0-53-.zhtml
— maybe that's why we try; white rаbbit 08:14:33

Your magic white rabbit

­­­­­­­­­­

­­
Переезд был очень трудным, как морально так и физически, поскольку по какой-то причине мы не стали нанимать грузчиков [???], а доверили вещи нашему микро-автобусу
Все вещи пришлось спускать с четвёртого этажа и так три дня.

У меня чувство, будто я живу на свалке, очень трудно впихнуть одну квартиру в ещё две.

Из-за некомфортный для меня условий не сплю почти четвёртый день, вся комната завалена вещами и я понятия не имею по каким углам их раскидать.
Ещё волнуюсь за свою кошку.
­­Она испытала дичайший стресс и я вместе с ней. Булочка двое суток находилась в состоянии неконтролируемого шока и пугается­­ любых посторонних шумов, не выходит с комнаты, да и из под дивана тоже не вылезает, ночью удаётся ее вытащить и положить со мной под одеяло. Она тут же расслабляется и засыпает, а я боюсь шелохнутся и напугать её.
К тому же дома живут и другие любимцы. Мамин кот - Симон и папина собака - Берик, моя Булочка была крайне удивлена, мягко говоря, когда их увидела. Обитатели дома были удивлены чуть меньше.
Собаку я стараюсь в комнату вообще не пускать, хотя знаю, как он ночью любит по разным кроватям спать, и моя Булочка его очень боится, а вот Сима только на второй день заметил, что тут появился кто-то ещё. Днем он обнаружил Булочку под кроватью, они посидели, помуркали и вроде бы мирно разошлись. На третью ночь она всё-таки смогла выйти, а я опять не сплю, просто по тому, что хочу за неё наблюдать.
Сначала со страхом, но позже уже увереннее, она изучила мою комнату и, полагаю, что в дальнейшем она будет проводить здесь большую часть своего времени.
А я начинаю адаптироваться к жизни с родителями. Сегодня, когда я проснулась ранним утром, меня на столе ждал завтрак - манная каша.
Безумно её люблю, а приготовленная мамой, она становится вдвойне вкуснее, мне было уютно и тепло.
И стоит сказать, что в родительском доме гораздо теплее, чем у меня в квартире, я уже не хожу в десяти кофтах, и не сижу постоянно под обогревателем, а спокойно передвигаюсь в легкой футболке и шортах.
­­
Так же уже распланировала, где и с кем проведу Новый год. Меня, неожиданно, позвали Алёна и Женя отмечать с ними и их друзьями, немного волнуюсь, что будут незнакомые люди, но это уже пустяки. Вот и мои первые шаги к социализации!
И я по-тихоньку составляю для себя цели на 2019 год. Никогда раньше этого не делала, но следующий год станет для меня решающим, и мне надо будет четко сформулировать то, чего я собираюсь добиться.
Все оставшаяся время до Нового года я собираюсь провести реабилитируясь от стресса и других неприятных штук. Буду смотреть Новогодние фильмы, много играть и вкусно кушать! Да и уже готовлюсь украшать дом. [Это все будет только после того, как мы разгребем все оставшиеся вещи]


Категории: .thoughts
Джером Сэлинджер "И эти губы, и глаза зеленые" чигур в сообществе Moramo 04:47:07

Homo Agens

Когда зазвонил телефон, седовласый мужчина не без уважительности спросил молодую женщину, снять ли трубку — может быть, ей это будет неприятно? Она повернулась к нему и слушала словно издалека, крепко зажмурив один глаз от света; другой глаз оставался в тени — широко раскрытый, но отнюдь не наивный и уж до того темно-голубой, что казался фиолетовым. Седовласый просил поторопиться с ответом, и женщина приподнялась — неспешно, только-только что не равнодушно — и оперлась на правый локоть. Левой рукой отвела волосы со лба.

— О господи, — сказала она. — Не знаю. А по-твоему как быть?

Седовласый ответил, что, по его мнению, снять ли трубку, нет ли, один черт, пальцы левой руки протиснулись над локтем, на который опиралась женщина, между ее теплой рукой и боком, поползли выше. Правой рукой он потянулся к телефону. Чтобы снять трубку наверняка, а не искать на ощупь, надо было приподняться, и затылком он задел край абажура. В эту минуту его седые, почти совсем белые волосы были освещены особенно выгодно, хотя, может быть, и чересчур ярко. Они слегка растрепались, но видно было, что их недавно подстригли — вернее, подровняли. На висках и на шее они, как полагается, были короткие, вообще же гораздо длиннее, чем принято, пожалуй даже, на «аристократический»­ манер.

— Да? — звучным голосом сказал он в трубку.

Молодая женщина, по-прежнему опершись на локоть, следила за ним. В ее широко раскрытых глазах не отражалось ни тревоги, ни раздумья, только и видно было, какие они большие и темно-голубые.

В трубке раздался мужской голос — безжизненный и в то же время странно напористый, почти до неприличия взбудораженный:

— Ли? Я тебя разбудил?

Седовласый бросил быстрый взгляд влево, на молодую женщину.

— Кто это? — спросил он. — Ты, Артур?
Подробнее…
— Да, я. Я тебя разбудил?

— Нет-нет. Я лежу и читаю. Что-нибудь случилось?

— Правда я тебя не разбудил? Честное слово?

— Да нет же, — сказал седовласый. — Вообще говоря, я уже привык спать каких-нибудь четыре часа…

— Я вот почему звоню, Ли: ты случайно не видал, когда уехала Джоана? Ты случайно не видал, она не с Эленбогенами уехала?

Седовласый опять поглядел влево, но на этот раз не на женщину, которая теперь следила за ним, точно молодой голубоглазый ирландец-полицейский, а выше, поверх ее головы.

— Нет, Артур, не видал, — сказал он, глядя в дальний неосвещенный угол комнаты, туда, где стена сходилась с потолком. — А разве она не с тобой уехала?

— Нет, черт возьми. Нет. Значит, ты не видал, как она уехала?

— Да нет, по правде говоря, не заметил. Понимаешь, Артур, по правде говоря, я вообще сегодня за весь вечер ни черта не видел. Не успел я переступить порог, как в меня намертво вцепился этот болван-то ли француз, то ли австриец, черт его разберет. Все эти паршивые иностранцы только и ждут, как бы вытянуть из юриста даровой совет. А что? Что случилось? Джоанна потерялась?

— О черт. Кто ее знает. Я не знаю. Ты же знаешь, какова она, когда налакается и ей не сидится на месте. Ничего я не знаю. Может быть, она просто…

— А Эленбогенам ты звонил? — спросил седовласый.

— Звонил. Они еще не вернулись. Ничего я не знаю. Черт, я даже не уверен, что она уехала с ними. Знаю только одно. Только одно, черт подери. Не стану я больше ломать себе голову. Хватит с меня. На этот раз я твердо решил. С меня хватит. Пять лет. Черт подери.

— Послушай, Артур, не надо так волноваться, — сказал седовласый. — Во-первых, насколько я знаю Эленбогенов, они наверняка взяли такси, прихватили Джоанну и махнули на часок-другой в Гринвич-Вилледж. Скорее всего, они все трое сейчас ввалятся…

— У меня такое чувство, что она развлекается там на кухне с каким-нибудь сукиным сыном. Такое у меня чувство. Она, когда налакается, всегда бежит на кухню и вешается на шею какому-нибудь сукиному сыну. Хватит с меня. Клянусь богом, на этот раз я твердо решил. Пять лет, черт меня…

— Ты откуда звонишь? — спросил седовласый. — Из дому?

— Вот-вот. Из дому. Мой дом, мой милый дом. О черт.

— Слушай, не надо так волноваться… Ты что… ты пьян, что ли?

— Не знаю. Почем я знаю, будь оно все проклято.

— Ну погоди, ты вот что. Ты успокойся. Ты только успокойся, — сказал седовласый. — Господи, ты же знаешь Эленбогенов. Скорей всего, они просто опоздали на последний поезд. Скорей всего, они с Джоанной в любую минуту ввалятся к тебе с пьяными шуточками и…

— Они поехали домой.

— Откуда ты знаешь?

— От девицы, на которую они оставили детей. Мы с ней вели весьма приятную светскую беседу. Мы с ней закадычные друзья, черт подери. Нас водой не разольешь.

— Ну, ладно. Ладно. Что из этого? Может, ты все-таки возьмешь себя в руки и успокоишься? — сказал седовласый. — Наверно, они все прискачут с минуты на минуту. Можешь мне поверить. Ты же знаешь Леону. Уж не знаю, что это за чертовщина, но, когда они попадают в Нью-Йорк, всех их сразу одолевает это самое коннектикутское веселье, будь оно неладно. Ты же сам знаешь.

— Да, да. Знаю. Знаю. А, ничего я не знаю.

— Ну, конечно, знаешь. Попробуй представить себе, как было дело. Эти двое, наверно, просто силком затащили Джоанну…

— Слушай. Ее сроду никому никуда не приходилось тащить силком. И не втирай мне очки, что ее кто-то там затащил.

— Никто тебе очки не втирает, — спокойно сказал седовласый.

— Знаю, знаю! Извини. О черт, я с ума схожу. Нет, я правда тебя не разбудил? Честное слово?

— Если б разбудил, я бы так и сказал, — ответил седовласый. Он рассеянно выпустил руку женщины. — Вот что, Артур. Может, послушаешься моего совета? — Свободной рукой он взялся за провод под самой трубкой. — Я тебе серьезно говорю. Хочешь выслушать дельный совет?

— Д-да. Не знаю. А, черт, я тебе спать не даю. И почему я просто не перережу себе…

— Послушай меня, — сказал седовласый. — Первым делом, это я тебе серьезно говорю, ложись в постель и отдохни. Опрокинь стаканчик чего-нибудь покрепче на сон грядущий, укройся…

— Стаканчик? Ты что, шутишь? Да я, черт подери, за последние два часа, наверно, больше литра вылакал. Стаканчик! Я уже до того допился, что сил нет…

— Ну ладно, ладно. Тогда ложись в постель, — сказал седовласый. — И отдохни, слышишь? Подумай, ну что толку вот так сидеть и мучиться?

— Да, да, понимаю. Я бы и не волновался, ей-богу, но ведь ей нельзя доверять! Вот клянусь тебе. Клянусь, ей ни на волос нельзя доверять. Только отвернешься, и… А-а, что говорить… Проклятье, я с ума схожу.

— Ладно. Не думай об этом. Не думай. Может ты сделать мне такое одолжение? — сказал седовласый. — Попробуй-ка выкинуть все это из головы. Похоже, ты… честное слово, по-моему, ты делаешь из мухи…

— А знаешь, чем я занимаюсь? Знаешь, чем я занимаюсь?! Мне очень совестно, но сказать тебе, чем я, черт подери, занимаюсь каждый вечер, когда прихожу домой? Сказать?

— Артур, послушай, все это не…

— Нет, погоди. Вот я тебе сейчас скажу, будь оно все проклято. Мне просто приходится держать себя за шиворот, чтоб не заглянуть в каждый стенной шкаф, сколько их есть в квартире — клянусь! Каждый вечер, когда я прихожу домой, я так и жду, что по углам прячется целая орава сукиных сынов. Какие-нибудь лифтеры! Рассыльные! Полицейские!..

— Ну, ладно. Ладно, Артур. Попробуй немного успокоиться, — сказал седовласый. Он бросил быстрый взгляд направо: там на краю пепельницы лежала сигарета, которую закурили раньше, до телефонного звонка. Впрочем, она уже погасла, и он не соблазнился ею. — Прежде всего, — продолжал он в трубку, — я тебе сто раз говорил, Артур: вот тут-то ты и совершаешь самую большую ошибку. Ты понимаешь, что делаешь? Сказать тебе? Ты как нарочно — я серьезно говорю, — ты просто как нарочно себя растравляешь. В сущности, ты сам внушаешь Джоанне… — Он оборвал себя на полуслове. — Твое счастье, что она молодец девочка. Серьезно тебе говорю. А по-твоему, у нее так мало вкуса, да и ума, если уж на то пошло…

— Ума! Да ты шутишь? Какой там у нее, к черту, ум! Она просто животное!

Седовласый раздул ноздри, словно ему вдруг не хватило воздуха.

— Все мы животные, — сказал он. — По самой сути все мы — животные.

— Черта с два. Никакое я не животное. Я, может быть, болван, бестолочь, гнусное порождение двадцатого века, но я не животное. Ты мне этого не говори. Я не животное.

— Послушай, Артур. Так мы ни до чего не…

— Ума захотел. Господи, знал бы ты, до чего это смешно. Она-то воображает, будто она ужасная интеллектуалка. Вот где смех, вот где комедия. Читает в газете театральные новости и смотрит телевизор, покуда глаза на лоб не полезут, значит, интеллектуалка. Знаешь, кто у меня жена? Нет, ты хочешь знать, кто такая моя жена? Величайшая артистка, писательница, психоаналитик и вообще величайший гений во всем Нью-Йорке, только еще не проявившийся, не открытый и не признанный. А ты и не знал? О черт, до чего смешно, прямо охота перерезать себе глотку. Мадам Бовари, вольнослушательница курсов при Колумбийском университете. Мадам…

— Кто? — досадливо переспросил седовласый.

— Мадам Бовари, слушательница лекций на тему «Что нам дает телевидение». Господи, знал бы ты…

— Ну ладно, ладно. Не стоит толочь воду в ступе, — сказал седовласый. Повернулся и, поднеся два пальца к губам, сделал женщине знак, что хочет закурить. — Прежде всего, — сказал он в трубку, — черт тебя разберет, умный ты человек, а такта ни на грош. — Он приподнялся, чтобы женщина могла за его спиной дотянуться до сигарет. — Серьезно тебе говорю. Это сказывается и на твоей личной жизни, и на твоей…

— Ума захотел! Фу, помереть можно! Боже милостивый! А ты хоть раз слыхал, как она про кого-нибудь рассказывает, про какого-нибудь мужчину? Вот выпадет у тебя минутка свободная, сделай одолжение, попроси, чтобы она тебе описала кого-нибудь из своих знаковых. Про каждого мужчину, который попадается ей на глаза, она говорит одно и то же: «Ужасно симпатичный». Пусть он будет распоследний, жирный, безмозглый, старый…

— Хватит, Артур, — резко перебил седовласый. — Все это ни к чему. Совершенно ни к чему. — Он взял у женщины зажженную сигарету. Она тоже закурила. — Да, кстати, — сказал он, выпуская дым из ноздрей, — а как твои сегодняшние успехи?

— Что?

— Как твои сегодняшние успехи? Выиграл дело?

— Фу, черт! Не знаю. Скверно. Я уже собирался начать заключительную речь, и вдруг этот Лисберг, адвокат истца, вытащил откуда-то дуру горничную с целой кучей простынь в качестве вещественного доказательства, а простыни все в пятнах от клопов. Брр!

— И чем же кончилось? Ты проиграл? — спросил седовласый и опять глубоко затянулся.

— А ты знаешь, кто сегодня судил? Эта старая баба Витторио. Черт его разберет, почему у него против меня зуб. Я и слова сказать не успел, а он уже на меня накинулся. С таким не сговоришь, никаких доводов не слушает.

Седовласый повернул голову и посмотрел, что делает женщина. Она взяла со столика пепельницу и поставила между ними.

— Так ты проиграл, что ли? — спросил он в трубку.

— Что?

— Я спрашиваю, дело ты проиграл?

— Ну да. Я еще на вечере хотел тебе рассказать. Только не успел в этой суматохе. Как по-твоему, шеф полезет на стену? Мне-то плевать, но все-таки как по-твоему? Очень он взбесится?

Левой рукой седовласый стряхнул пепел на край пепельницы.

— Не думаю, что шеф непременно полезет на стену, Артур, — сказал он спокойно. — Но, уж надо полагать, и не обрадуется. Знаешь, сколько времени мы заправляем этими тремя паршивыми гостиницами? Еще папаша нашего Шенли основал…

— Знаю, знаю. Сынок мне рассказывал уже раз пятьдесят, не меньше. Отродясь не слыхивал ничего увлекательнее. Так вот, я проиграл это треклятое дело. Во-первых, я не виноват. Чертов псих Витторио с самого начала травил меня, как зайца. Потом безмозглая дура горничная вытащила эти простыни с клопами…

— Никто тебя не винит, Артур, — сказал седовласый. — Ты хотел знать мое мнение — очень ли обозлится шеф. Вот я и сказал тебе откровенно…

— Да знаю я, знаю… Ничего я не знаю. Кой-черт! В крайнем случае могу опять податься в военные. Я тебе говорил?

Седовласый опять повернулся к женщине — может быть, хотел показать, как терпеливо, даже стоически он все это выслушивает. Но она не увидела его лица. Она нечаянно опрокинула коленом пепельницу и теперь поспешно собирала пепел в кучку; она подняла глаза секундой позже, чем следовало.

— Нет, Артур, ты мне об этом не говорил, — сказал седовласый в трубку.

— Ну да. Могу вернуться в армию. Еще сам не знаю. Понятно, я вовсе этого не жажду и не пойду на это, если сумею выкрутиться по-другому. Но, может быть, все-таки придется. Не знаю. По крайней мере, можно будет забыть обо всем на свете. Если мне опять дадут тропический шлем, и большущий письменный стол, и хорошую сетку от москитов, может быть, это будет не так уж…

— Вот что, друг, хотел бы я вправить тебе мозги, — сказал седовласый. — Очень бы я этого хотел. Ты до черта… Ты ведь вроде неглупый малый, а несешь какой-то младенческий вздор. Я тебе это от души говорю. Из пустяка раздуваешь невесть что…

— Мне надо от нее уйти. Понятно? Еще прошлым летом надо было все кончить, тогда был такой разговор — ты это знаешь? А знаешь, почему я с нею не порвал? Сказать тебе?

— Артур. Ради всего святого. Этот наш разговор совершенно ни к чему.

— Нет, погоди. Ты слушай. Сказать тебе, почему я с ней не порвал? Так вот, слушай. Потому что мне жалко ее стало. Чистую правду тебе говорю. Мне стало ее жалко.

— Ну, не знаю. То есть, я хочу сказать, тут не мне судить, — сказал седовласый. — Только, мне кажется, ты забываешь одно: ведь Джоанна взрослая женщина. Я, конечно, не знаю, но мне кажется…

— Взрослая женщина! Да ты спятил! Она взрослый ребенок, вот она кто! Послушай, вот я бреюсь — нет, ты только послушай, — бреюсь, и вдруг здрасьте, она зовет меня через всю квартиру. Я недобрит, морда вся в мыле, иду смотреть, что у нее там стряслось. И знаешь, зачем она меня звала? Хотела спросить, как по-моему, умная она или нет. Вот честное слово! Говорю тебе, она жалкое существо. Сколько раз я смотрел на нее спящую, и я знаю, что говорю. Можешь мне поверить.

— Ну, тебе виднее… я хочу сказать, тут не мне судить, — сказал седовласый. — Черт подери, вся беда в том, что ты ничего не делаешь, чтобы исправить…

— Мы не пара, вот и все. Коротко и ясно. Мы совершенно друг другу не подходим. Знаешь, что ей нужно? Ей нужен какой-нибудь здоровенный сукин сын, который вообще не станет с ней разговаривать, — вот такой нет-нет да и даст ей жару, доведет до полнейшего бесчувствия — и пойдет преспокойно дочитывать газету. Вот что ей нужно. Слаб я для нее, по всем статьям слаб. Я знал, еще когда мы только поженились, клянусь богом, знал. Вот ты хитрый черт, ты так и не женился, но понимаешь, перед тем как люди женятся, у них иногда бывает вроде озарения: вот, мол, какая будет моя семейная жизнь. А я от этого отмахнулся. Отмахнулся от всяких озарений и предчувствий, черт дери. Я слабый человек. Вот тебе и все.

— Ты не слабый. Только надо шевелить мозгами, — сказал седовласый и взял у молодой женщины зажженную сигарету.

— Конечно, я слабый! Конечно, слабый! А, дьявольщина, я сам знаю, слабый я или нет! Не будь я слабый человек, неужели, по-твоему, я бы допустил, чтобы все так… А-а, что об этом говорить! Конечно, я слаб… Господи боже, я тебе всю ночь спать не даю. И какого дьявола ты не повесишь трубку? Я серьезно говорю. Повесь трубку, и все.

— Я вовсе не собираюсь вешать трубку, Артур. Я хотел бы тебе помочь, если это в человеческих силах, — сказала седовласый. — Право же, ты сам себе худший…

— Она меня не уважает. Господи боже, да она меня и не любит. А в сущности, в самом последнем счете и я тоже больше ее не люблю. Не знаю. И люблю, и не люблю. Всяко бывает. То так, то эдак. О черт! Каждый раз, как я твердо решаю положить этому конец, вдруг почему-то оказывается, что мы приглашены куда-то на обед, и я должен где-то ее встретить, и она является в белых перчатках, или еще в чем-нибудь таком… Не знаю. Или я начинаю вспоминать, как мы с ней в первый раз поехали в Нью-Хейвен на матч принстонцев с йельцами. И только выехали, спустила шина, а холод был собачий, и она светила мне фонариком, пока я накачивал эту треклятую шину… ты понимаешь, что я хочу сказать. Не знаю. Или вспомнится… черт, даже неловко… вспомнятся дурацкие стихи, которые я ей написал, когда у нас только-только все начиналось. «Чуть розовеющая и лилейная, и эти губы, и глаза зеленые…» Черт, даже неловко… Эти строчки всегда напоминали мне о ней. Глаза у нее не зеленые… у нее глаза как эти проклятые морские раковины, чтоб им… но все равно, мне вспоминается… не знаю. Что толку говорить? Я с ума схожу. И почему ты не повесишь трубку? Серьезно…

— Я совсем не собираюсь вешать трубку, Артур. Тут только одно…

— Как-то она купила мне костюм. На свои деньги. Я тебе не рассказывал?

— Нет, я…

— Вот так взяла и пошла к Триплеру, что ли, и купила мне костюм. Сама, без меня. О черт, я что хочу сказать, есть в ней что-то хорошее. И вот забавно, костюм пришелся почти впору. Надо было только чуть сузить в бедрах… брюки… да подкоротить. Черт, я хочу сказать, есть в ней что-то хорошее…

Седовласый послушал еще минуту. Потом резко обернулся к женщине. Он лишь мельком взглянул не нее, но она сразу поняла, что происходит на другом конце провода.

— Ну-ну, Артур. Послушай, этим ведь не поможешь, — сказал он в трубку. — Этим не поможешь. Серьезно. Ну, послушай. От души тебе говорю. Будь умницей, разденься и ложись в постель, ладно? И отдохни. Джоанна скорей всего через минуту явится. Ты же не хочешь, чтобы она застала тебя в таком виде, верно? И вместе с ней скорей всего ввалятся эти черти Эленбогены. Ты же не хочешь, чтобы вся эта шатия застала тебя в таком виде, верно? — Он помолчал, вслушиваясь. — Артур! Ты меня слышишь?

— О господи, я тебе всю ночь спать не даю. Что бы я ни делал, я…

— Ты мне вовсе не мешаешь, — сказал седовласый. — И нечего об этом думать. Я же тебе сказал, я теперь сплю часа четыре в сутки. Но я бы очень хотел тебе помочь, дружище, если только это в человеческих силах. — Он помолчал. — Артур! Ты слушаешь?

— Ага. Слушай. Вот что. Все равно я тебе спать не даю. Можно я зайду к тебе и выпью стаканчик? Ты не против?

Седовласый выпрямился и свободной рукой взялся за голову.

— Прямо сейчас? — спросил он.

— Ну да. То есть если ты не против. Я только на минутку. Просто мне хочется пойти куда-то и сесть, и… не знаю. Можно?

— Да, отчего же. Но только, Артур, я думаю, не стоит, — сказал седовласый и опустил руку.-То есть я буду очень рад, если ты придешь, но, уверяю тебя, сейчас ты должен взять себя в руки, и успокоиться, и дождаться Джоанну. Уверяю тебя. Когда она прискачет домой, ты должен быть на месте и ждать ее. Разве я не прав?

— Д-да. Не знаю. Честное слово, не знаю.

— Зато я знаю, можешь мне поверить, — сказал седовласый. — Слушай, почему бы тебе сейчас не лечь в постель и не отдохнуть, а потом, если хочешь, позвони мне опять. То есть если тебе захочется поговорить. И не волнуйся ты! Это самое главное. Слышишь? Ну как, согласен?

— Ладно.

Седовласый еще минуту прислушивался, потом опустил трубку на рычаг.

— Что он сказал? — тотчас спросила женщина.

Седовласый взял с пепельницы сигарету — выбрал среди окурков выкуренную наполовину. Затянулся, потом сказал:

— Он хотел прийти сюда и выпить.

— О боже! А ты что?

— Ты же слышала, — сказал седовласый, глядя на женщину. — Ты сама слышала. Разве ты не слыхала, что я ему говорил? — Он смял сигарету.

— Ты был изумителен. Просто великолепен, — сказала женщина, не сводя с него глаз. — Боже мой, я чувствую себя ужасной дрянью.

— Да-а, — сказал седовласый. — Положение не из легких. Уж не знаю, насколько я был великолепен.

— Нет-нет. Ты был изумителен, — сказала женщина. — А на меня такая слабость нашла. Просто ужасная слабость. Посмотри на меня.

Седовласый посмотрел.

— Да, действительно, положение невозможное, — сказал он.-То есть все это настолько неправдоподобно…

— Прости, милый, одну минутку, — поспешно сказала женщина и перегнулась к нему. — Мне показалось, ты горишь! — Быстрыми, легкими движениями она что-то смахнула с его руки. — Нет, ничего. Просто пепел. Но ты был великолепен. Боже мой, я чувствую себя настоящей дрянью.

— Да, положение тяжелое. Он, видно в скверном…

Зазвонил телефон.

— А черт! — выругался седовласый, но тотчас снял трубку. — Да?

— Ли? Я тебя разбудил?

— Нет, нет.

— Слушай, я подумал, что тебе будет интересно. Сию минуту ввалилась Джоанна.

— Что? — переспросил седовласый и левой рукой заслонил глаза, хотя лампа светила не в лицо ему, а в затылок.

— Ага. Вот только что ввалилась. Прошло, наверно, секунд десять, как мы с тобой кончили разговаривать. Вот я и решил тебе позвонить, пока она в уборной. Слушай, Ли, огромное тебе спасибо. Я серьезно — ты знаешь, о чем я говорю. Я тебя не разбудил, нет?

— Нет, нет. Я как раз… нет, нет, — сказал седовласый, все еще заслоняя глаза рукой, и откашлялся.

— Ну вот. Получилось, видно, так: Леона здорово напилась и закатила истерику, и Боб упросил Джоанну поехать с ними еще куда-нибудь выпить, пока все не утрясется. Я-то не знаю. Тебе лучше знать. Все очень сложно. Ну и вот, она уже дома. Какая-то мышиная возня. Честное слово, это все подлый Нью-Йорк. Я вот что думаю: если все наладится, может, мы снимем домик где-нибудь в Коннектикуте. Не обязательно забираться уж очень далеко, но куда-нибудь, где можно жить по-людски, черт возьми. Понимаешь, у нее страсть — цветы, кусты и всякое такое. Если бы ей свой садик и все такое, она, верно, с ума сойдет от радости. Понимаешь? Ведь в Нью-Йорке все наши знакомые — кроме тебя, конечно, — просто психи, понимаешь? От этого и нормальный человек рано или поздно поневоле спятит. Ты меня понимаешь?

Седовласый все не отвечал. Глаза его за щитком ладони были закрыты.

— Словом, я хочу сегодня с нею об этом поговорить. Или, может быть, завтра утром. Она все еще немножко не в себе. Понимаешь, в сущности, она ужасно славная девочка, и если нам все-таки еще можно хоть как-то все наладить, глупо будет не попробовать. Да, кстати, я заодно попытаюсь уладить эту гнусную историю с клопами. Я уж кое-что надумал. Ли, как по-твоему, если мне прямо пойти к шефу и поговорить, могу я…

— Извини, Артур, если ты не против, я бы…

— Ты только не думай, я не потому тебе звоню, что беспокоюсь из-за моей дурацкой службы или что-нибудь в этом роде. Ничего подобного. В сущности, меня это мало трогает, черт подери. Просто я подумал, если бы удалось не слишком лезть вон из кожи и все-таки успокоить шефа, так дурак я буду…

— Послушай, Артур, — прервал седовласый, отнимая руку от лица, — у меня вдруг зверски разболелась голова. Черт ее знает, с чего это. Ты извинишь, если мы сейчас кончим? Потолкуем утром, ладно? — Он слушал еще минуту, потом положил трубку.

Женщина тотчас начала что-то говорить, но он не ответил. Взял с пепельницы не докуренную ею сигарету и поднес было к губам, но уронил. Женщина хотела помочь ему отыскать сигарету — еще прожжет что-нибудь, — но он сказал, чтобы она, ради всего святого, сидела смирно, — и она убрала руку.


скачать здесь http://smartfiction­.ru/prose/pretty-mou­th-and-green-my-eyes­/
и читать лучше тоже там

Категории: Литература, Дж. Сэлинджер
суббота, 15 декабря 2018 г.
День 2(чай c мёдом-1) Cat Vasilii.Sally 05:33:46
Подробнее…
Весь день пью горячий черный чай, немного разбавляя ложкой мёда(чтобы желудок не так уж сильно кричал о своём изнасиловании)

К вечеру обещали приехать родственники, но я всей своей жалкой душонкой желаю, чтобы они заболели или застряли где-нибудь по дороге. Не радует перспектива потратить на них единственный выходной, в который я могу спокойно хикковать дома. Как же временами всё достаёт.Хочется рисовать, но на душе как-то тяжеловато, для порисулек. И я не могу поднять себя с уютного диванчика. Так и проведу весь день играя в игры и размышляя над своей социализацией. Конечно, иногда до дрожи в коленках хочется выйти и почувствовать какую-никакую свободу,и чувство это посещает меня всё чаще...Но что-то будто держит взаперти, среди стен уютной и родной комнаты. Знаешь, такое чувство, будто мир рассыпется на части, если я в него выйду, а я стану грязной, и образ порядочной особы, строенный мной на протяжении многих лет, рассыплется пылью бытия.

Чем больше читаю книги, или играю в игры, тем больше понимаю, насколько наш мир несовершенен. Нет идеальных людей(таких как любимые персонажи) нет идеальных чувств.

­­ ­­
Подробнее…
"Та самая мелодия из восьмибитной игры, слегка дрожащая картинка на экране, яркие цвета и столько детской радости, ностальгии. Искренней, неподдельный, такой... Реальной.
Спаси принцессу, победи злодеев. Стань чем-то большим. Более смелым, более честным, не ограниченным скупостью окружающего мира. Не страшно ошибаться, ведь все можно исправить. А ошибки реальности больно кусаются. И хватка у них как у добермана, даже мертвые не разомкнут челюстей.
Смотришь, завороженно, на экран. В восьмибитном мире разворачивается история любви. Чище и нежнее жизни в трех измерениях. И от этого хочется плакать. Плакать от того, что истории и эмоции, продуманные для развлечения, затмевают наши собственные, "реальные". В какой из реальностей согласен жить? Которая из них реальней?
Умиляешься, наблюдая за последней кат-сценой, и тебе кажется, что в глазах блестят слезы. Не хочется об этом думать. Ведь на самом деле, у нас у всех уже давно глаза ненастоящие. И стоят они немного. Сколько может стоить ослепший ко всему глаз?
Экран потухает, и почему-то тебе кажется, что создатели игры забыли поместить в конце сопливую надпись "fin" как в старых французских фильмах. Неважно.Становится холодно. Раньше согревали нарисованные эмоции.Хочется смеяться как в фильмах, чувствовать как в книгах, ошибаться как в играх, любить как в песнях. Искренне, не боясь потерять все. Или приобрести.По-настоящему? Неважно. Стоит же попробовать в реальности? В крайнем случае, что мы теряем?

­­ ­­
Подробнее…
Эй,сколько ты стоишь? Разные глаза, половина комплекта, и пусть они красивы, но цена меньше в два раза. Низковата ростом, тебе точно 17? Плохо ешь, насколько прочны твои кости? Желудок сожжен лекарствами после тяжелых операций. В тебе есть хоть немного пользы?
Знаешь, продавай я тебя на черном рынке, выставила бы сердце. Обычное, человеческое, уйдет за 6 миллионов.
Ты всегда так добра, твое сердце дороже. Намного дороже любых прочих, так как у тебя всегда есть нужное слово, поддержка, искренняя помощь.
Жаль, что ценней оно только пока внутри тела, гоняет кровь. Знаю, все мысли формируются в мозге, но ведь это так мило и романтично звучит, "слова от чистого сердца", верно?
Несколько твое чисто? Неважно.
Все равно уйдет с аукциона с тем же ценников, что и у всех остальных людей.
­­ ­­
пятница, 14 декабря 2018 г.
Habits R U D Y 06:58:40
­­

Я не социальный человек, но в то же время социальный.
Я не заговариваю с людьми по своей инициативе, но если кто-то заговорит со мной первым, я поддержу беседу.
Иногда я очень много говорю и проявляю дружелюбие, а иногда я как улиточка в раковине, мол, не, сегодня неподходящий день для социализации.


— Если когда-нибудь у меня будет достаточно денег, я куплю огромный участок земли в Англии и построю там огромный замок по примеру Хогвартса.
Я построю Хогвартс для детей, это будет огромная школа-пансионат, куда дети будут приезжать и учиться там весь год.
Я введу предметы, которые будут интересны детям, помимо нудных обязательных.
Моя школа станет элитнейшей школой мира, куда будет хотеть попасть каждый ребенок на этой чертовой планете.
Я создам волшебную школу для маглов.
Раз я не смог учиться в Хогвартсе, пусть смогут другие.

Детская мечта.
показать предыдущие комментарии (4)
11:50:11 Your A.
А меня они очень пугают, когда сидят на башне моего универа и смотрят на меня через окно :-D­ Как одна большая черная туча. Лучше б это были совушки
11:55:34 R U D Y
Сочушки милые, но лично для себя я бы взял ворона.
11:58:34 Your A.
;-)­
12:07:15 R U D Y
;)
среда, 12 декабря 2018 г.
Внешнеэкономическая деятельность Alexander Kirpikov 10:05:04
 Таможенные споры могут возникать по самым разным вопросам – от исчисления таможенных пошлин до привлечения участников ВЭД к административной ответственности за несоблюдение таможенного законодательства. Подробнее см. https://kirpikov.ru­/service/vneshneekon­omicheskaya-deyateln­ost/

Поделитесь ссылкой в социальных сетях!

Центр Кирпиков и партнеры окажет юридические услуги по таможенным спорам:
при взыскании недоимок по таможенным платежам;
при возмещении убытков, причиненных незаконными действиями таможенных органов;
при возврате сумм излишне уплаченных таможенных пошлин;
при оспаривании (признании недействительными) решений, действий (бездействия) таможенных органов (в том числе об определении, подтверждении и корректировке таможенной стоимости);
при привлечении к ответственности за нарушение таможенных правил;
и в других таможенных спорах.

Более 20 лет успешной юридической практики! Гарантия результата!

Составим исковое заявление в арбитражный суд, заявление о вынесении судебного приказа, возражения на судебный приказ и иные юридические документы https://kirpikov.ru­/service/iskovoe-zay­avlenie/

Если Вам требуются юридические услуги, запишитесь на юридическую консультацию к юристам Кирпиков и партнеры по телефонам: 8 (922) 98-98-223, (922) 98-98-224 или по е-mail: info@kirpikov.ru

ПОМНИТЕ, к юристу, как и к врачу, нужно обращаться вовремя!

Подписывайтесь на наши страницы в соцсетях:
ВКонтакте: https://vk.com/kirp­ikovru
Facebook: https://www.faceboo­k.com/kirpikovru/
Instagram: https://www.instagr­am.com/kirpikov.ru/
Twitter: https://twitter.com­/kirpikovru
Одноклассники: https://ok.ru/kirpi­kovru
Google+: https://plus.google­.com/u/0/10239362588­5031203961
Youtube: https://www.youtube­.com/channel/UCGQHqs­XxsBuO5J3-QlKgBtg

ОБРАЩАЙТЕСЬ в центр Кирпиков и партнеры https://kirpikov.ru­/faq/, и мы ответим на все интересующие Вас вопросы!

Категории: Kirpikov, Арбитражный суд, Кирпиков, Ответственность, Сделка, Таможенные споры, Таможня, Юрист
вторник, 11 декабря 2018 г.
много времени прошло; I am Ryu 19:09:34

одуванчи­к


­­ Смотря "милые кости" я всегда вспоминал отрывок, где мать героини уезжает подальше чтоб справится со своими чувствами. Она выбирает тяжелую работу и полностью включается в нее. У меня появился шанс, сделать то что я хотел долгие годы. Через три месяца я уеду в другую страну. И как бы забавно не было, как и мать главной героини милых костей, меня ждет тяжелая работа, но я надеюсь что в той стране наконец-то почувствую свободу. Мне дали шанс и я постараюсь. Долгое время, мне не хотелось говорить с кем-то об этом, но недавно я признался своей подруге. И смотря в ее глаза, понял что этих месяцев что у нас осталось настолько мало, что каждый день кажется ценным. Поэтому я решил попрощаться со всеми тут, чтоб у нас осталось время, до того как я исчезну.

Подробнее…
порядок идет за тем как я вас встретил

­­


­­Вы были одними из первых моих друзей. И я не подозревал насколько долго мы были вроем. Все казалось так просто и весело. Вы предавали мне уверенности и пока я был в вашем окружении, ничего не казалось таким страшным. Помню как мы сидели во флудах, как создавали беседы, как обсуждали всякие мелочи. Вы были теми кто открылся мне и взамен я открылся вам. Мы не просто убивали время, мы были друзьями и мне казалось что с вами я впервые начал мечтать о приключениях по настоящему.

­­Прости меня Летти. Я не смог найти эпига с нами двумя и впервые сегодня понял что на беоне мы практически всегда были втроем. Но в вк, ты была первой кому я рассказала всю правду обо мне. Ты стала для меня словно старшая сестра. У нас были похожие вкусы и схожие проблемы, мы поддерживали друг друга сидя на диете. И я правда рад, что у тебя все вышло. А еще я помню какие вещи мы проворачивали с тобой вдвоем. и мне правда нравилось играть с тобой семью в ролках. Спасибо тебе за все)

­­


­­Я не помню как мы встретились, но помню момент как когда впервые полюбил тебя. Это была какая-то ролевая и боясь я пришел во флуд. А там была ты. Ты просто написала что помнишь меня. Что мы уже играли с тобой. И что ты рада меня видеть. И тогда все закрутилось на пару лет. Где Рю там и Мор? Постоянно вместе будто парочка, по сути мы часто и вели себя схоже. Ты показала мне что в темноте и солнышко сможет засиять, а еще полюбила мою эгоистичную и порой жестокую натуру. Я не понимал как, но мои мысли часто были забиты тобой. Мы общались веде, посвящали друг другу рассказы, слушали музыку до дыр и ты назвала меня Дарлинг. Тебе нравились мои идеи, а мне твои и мы старались поддержать друг друга. Мне казалось что мы стали медалью одной монеты. Ты говорила что я твоя светлая сторона, то что дарит тебе желание жить. Прости. Я и вправду стал тогда не тем кто мог быть солнышком. Как бы я ни старался, все это приводило к тому что я все больше закрывался. И в конечном итоге мои тараканы стали громче чем твои демоны. Ты никогда не была в этом виновата. Я шел к этому долгое время, не замечая как вода уже давно была выше колена. Я замалчив